Wanted

Jul. 29th, 2014 10:06 pm
tutellia: (аннабел ли)
Господа, не знает ли кто-нибудь, кто сидит за столом с А.И.Цветаевой? - написала я, я потом мне несколько человек сказали, что вовсе это не Цветаева. Поправлюсь: не знает ли кто-нибудь этих людей?

image
tutellia: (зеленые бусы)
На днях повеселили, и я всем пересказываю, и никто еще не сказал, что боян.

Принимает, дескать, Барташевич экзамен у какого-то дуболома, в третий уже раз. По Шекспиру, естественно. Отчаялся, притомился и спрашивает, чтобы спровадить: "Ну скажите хотя бы, как звали отца Гамлета?"

Дуболом, недолго думая: "Клавдий!"

Барташевич вскидывает бровь и светлеет лицом: "А что?! не исключено!"
tutellia: (оса хатшепсут)
Разбирая, грядут передвижки, антресоль, обнаружила залежи сов.беллетристики - Чаковский, Соболев (кстати, про "зеленый луч" у меня тоже есть байка), Сергеев-Ценский... Ну кто сейчас помнит Сергеева-Ценского... а ведь нас, в моем артековско-пионерском детстве, возили экскурсией в его дом-музей, прям поместье на высоком берегу понт-эвксинском... я потом, когда обнаружила дома этот томик его, Ценского, избранного, честно попыталась прочесть, но скоро увязла...
Я это к чему? Я это к тому, что в нашей районной библиотеке берут в дар любые книги... даже иностранные... может, и в других тоже... мы три чемодана свезли.
tutellia: (аннабел ли)
Настала та пора, когдя я зиму люблю. Уже в радость выйти из душного подъезда, мороз не кусается, одежка удобная, каблуков больше не ношу, тени на солнце синие и т.д. Кстати пришелся Пратчеттский "Wintersmith" (Зимарь? Зимец?) - надысь выдался редкий свободный день, так я с детским удовольствием весь день и читала - прелесть что такое, и Альцгеймер, будь он неладен, совсем не чувствуется. Читала и думала: вот ведь с явным удовольствием человек пишет, и всё в лад сюжету увязано, и житейские мудрости, и смешное, натуральный рассказчик... И у англичан этих рассказчиков пруд пруди, лишь начни вспоминать... Хейер из того ж ряда, и Том Шарп, и Адамс покойный, да даже и Бренда Джаггер, которую никто не знает, а я пристроить никак не могу, не у кого права купить... И отчего это у нас таких - добротных, веселых, разумных - нет? Акунин было пришел на ум, из серийных, но я его прогнала (недавно дали мне что-то в дорогу, со сквозным героем, русским мальчиком, так он в итоге все время оказывается в дураках, а немец в дамках! за какие грехи мне это расчесывать?) И остальные, кто посерьезней, не стилизаторы - тоже да ковыряются в нац.болячках, жалеют себя, ехидничают... русопятых не трогаем... а Донцова, простите, глупая, хоть, говорят, и с терапевтическим эффектом. Нужен выдуманный мир, вот в чем дело, а не больная действительность. Хоть эпоха Регентства, хоть Дискворлд. Но впрочем, разве Донцова с Акуниным не в выдуманном орудуют?
Дочла "Зимаря", пришел "Snuff" 11 года издания, наговоренный... Альцгеймером уже не сильно, но отдает. Бедный, славный сэр Терри.
tutellia: (зеленые бусы)
Вот прямо сейчас подарили свежую книжечку хокку. Про авторицу ничего не знаю, кроме того что вполне взрослая. Псевдоним - Гасо.

***
Девушка чашку сакэ уронила,
пред чашкой горькие слезы струит,
о сакэ сожалея.

***
"Не оставляет след в полете птица",
так молвил Будда. Не должна бы.
Откуда же следы на шляпе?

***
Неужели на пыльных тропинках
далеких планет
останутся наши следы?

***
Желтым по белому
имя любимой
выписал ты по снегу.

Как же любимая
сможет ответить
достойно?

Есть и "более чисто" японистые:

Островок потемневшего снега
на черной земле.
Грусть.

Фрик, но симпатишный
tutellia: (зеленые бусы)
По "культуре" поведали историю с судом-запретом, и я вспомнила, как зачем-то сказала В.С., какое могучее впечатление на книжную меня произвела эта сексуально-революционная книга. Не вникнув, что я такое была, когда прочла ее после ун-та, он прямо разъярился: цыплятки! Пошлость какая!

Попробовала полистать недавно - увы. Кажется, это про классово детерминированную импотенцию, хмыкнула потом в разговоре одна продвинутая знакомая.

А в прошлом году в библиотеке Вустерского монастыря у столика с книжками на раздачу мне иронически указал на нее пожилой англичанин.
tutellia: (Default)
О, Брукнер! Интимнейше журчит, и вот уже 19-я страница, а я все не пойму, какого полу рассказчик (Bay of Angels). Баловница.
tutellia: (Default)
Возилась сегодня с новыми опусами про Холмса и нарыла, что всем известный, наверно, Сергей Абрамович Воронов - прообраз профессоров не только Преображенского, но и Прескотта из "Человека на четвереньках".
tutellia: (у фонтана)
Романчик, который я, выбиваясь из графика, перепираю, обнаружился на просторах инета - гладкий, бойкий, никаких англицизмов, чуть излишне многословный, конечно, но этим грешат все, кто работает на метраж.

Чувствую себя Пастернаком, переводящим после Лозинского.

Вернее будет сказать - любопытной Варварой.

Не могу не лазить не сравнивать. И боже ж мой! В конце каждого почти сколько-нибудь длинного абзаца - смысловая ошибка. И часто прямо с обратным знаком. Типа "к счастью" - "к несчастью". Словно человек берет вдох в начале фразы - а к точке уже асфиксия, соображалка отказывает.

Хотя, опять же, текст гладкий, грамотный, внятный. Если в исходник не смотреть - ни за что не зацепишься.

Занимательно, но тормозит - ужасно. Нос оторвали.
tutellia: (Default)
если вдруг Ахмадулина - я буду рада.
Всю жизнь живу с ее голосом и ее стихами.

а ты не враг, ты просто враль

поддайся его долгому труду, о моего любимого работа,
даруй ему удачливость ребенка, рисующего домик и трубу.

друзья мои, мне минет тридцать лет, увы, итог тридцатилетья сложен,
мой подвиг - одиночество - нелеп, и суд мой над собою непреложен.
Бог точно знал, кому какая честь, мне лишь одна, не много и не мало,
Всегда пребуду только тем, что есть, пока не стану тем, чего не стало.

...писать как хочу, не умею, писать, как могу - не хочу.

да будем мы к друзьям своим пристрастны! да будем думать, что они прекрасны...

кто знает, вечность или миг мне предстоит бродить по свету...

...жена литературоведа, сама литературовед...

всё было дано, а судьбы не хватило...


Очень забавный получится поворот
tutellia: (Default)
Вчера у нас был обаятельный Генис с новой книжкой "Фантики" - про расхожую отеч.живопись (три медведя, три богатыря, поле-русское-поле).
Говорил в основном про переводы, которые в 60-х были главными книгами (причем именно "форма была нашей фрондой"), а сейчас "перестали быть редкостью, а стали гадостью". Впрочем, Голышевым, естественно, восхищался. О потенциале нон-фикшн для перевода. Об истоках нон-фикшн в библеистике. О совр. англ. прозе: "лучшую сейчас пишут Тарантино и братья Коэны".

Profile

tutellia: (Default)
tutellia

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
1112131415 1617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 04:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios