tutellia: (зеленые бусы)
Иллюстрацией к воскресной прогулке показываю подружке этот снимок, сделанный в Высоко-Петровском монастыре:



- и она спрашивает невинно: А почему барашек, а не лошадка?
tutellia: (аннабел ли)
Пошла на Тициана, позабыв, что у православных своя выставка. Ближний выход к музею закрыт, все перегорожено, очередь как в мавзолей, и рядами в инвалидных колясках сидят несчастные дети в голубеньких на лице повязках, держат перед собой бумажные стаканы для милостыни. Машинально вытащила кошелек и едва не была растерзана визгливыми, вмиг набежавшими конкурентами: " Женщина, мне! Мне, женщина! Я перед тобой на колени встану! "
Еле ноги унесла, весь тициан побоку.
tutellia: (крючок)
Радиоприемник, дареный еще родителю-ветерану по случаю Победы, износился, разболтался, сипит.
Зашла за новым. Полка уставлена - за горизонт. Вяло смотрю. Подлетает манагер и - я и рта открыть не успела:
- Вот этот ничего, только учтите, он "Эхо Москвы" не берет. (Будто я спрашивала его про "Эхо Москвы"!)
- Как не берет?! А какой берет?
- А никакой не берет!
- Даже вон те большие?
- Даже они.
- Ну как это может быть? Их ведь, если на то пошло, даже не тут делают!
- А вот этого я вам сказать не могу. Мое дело предупредить.
И проводил меня к двери.
tutellia: (крючок)
Сдаю документы на новый паспорт. В паспортном столе. Две приемщицы молодые - одна ничего, другая так себе, и, понятно, ни здрасьти, ни досвиданья - работают параллельно и между собой в полный голос трындят. О высоком.
- На Николо-Архангельском кладбище, в городе Реутове, есть могила святого Самсона - он еще не канонизирован, но будет, - и там принимает батюшка, тоже очень сильный. Люди даже падают на колени и гавкают.
- Ты тоже гавкала? - спрашивает вторая.
- Нет, но с колен еле поднялась. И еще там землю с могилы продают, целебную. Десять рублей пакетик. Она чистая, мелкий песочек такой. Ее едят, от всего помогает, вылечивает. Потом приходят благодарить.
tutellia: (кот Эшлей)
секретарша в конторе (не нашей) сегодня рассуждала:

- Ну вот будет этот конец света, и что? И останусь я одна? И что? Ну пройдусь я по магазинам, наемся... тряпок наберу... туфель... а потом-то, дальше-то что, блин, вот не понимаю...
tutellia: (крючок)
Вылетаю из подъезда - дождь - в попытке открыть зонт ломаю ноготь - не открывается - злобно бросаю зонт в урну - заскакиваю в магазин - там зонты только черные, мужские, с очень тугой кнопкой. Заскакиваю в парфюмерную лавку рядом.
- Зонты есть?
- Нет. Есть у соседей.
- Да там черные!
- И что, если черные, так у них и покупать нельзя!?
tutellia: (зеленые бусы)
Племя в данном случае - это дети нашей помощницы в Калуге, Наташи. Наташа годится мне в дочки, а сама уже бабка, то есть, повожу я плечом, я могла б быть прабабка, хвати мне ума родить в восемнадцать, как сделали она и ее сынок. Люди они склада не учебного, за Наташей ПТУ, но она на фоне своих детей - ну, академик. Читает, я ей книжки вожу. Как-то, обсуждая с ней школьные неуспехи, мама, ей уже все можно, жестко сказала: "Что ж, не хотят учиться - пойдут в обслугу. Чай, не графья". На что Наташа ответила, как ей свойственно, с запинками и непроцарапанным голосом: "ну, ваще-то, у меня дед-то по отцу - дворянин..." Это, кстати, видно: они все стройные, тонкокостные и литые, но внутри устроены не так, как мы, и не только ментально: у Наташи две матки, а у Насти одна почка.
Это Настю - ей сейчас четырнадцать, и она исправно переходит из класса в класс, - я когда-то безуспешно пыталась научить "собачьему вальсу". Однако же несмотря на то, что мы все капаем и капаем ей на мозги, Настя любит к нам приходить. Может, потому, что от нас, какое ни есть, а внимание. Вот и на днях пришла, и у меня, на удачу, как раз оказалась девчоночья бронзулетка, браслетик с книжной ярмарки. Дарю это я его, набивая, как водится, цену: издалека, Настюш, аж из Нью-Йорка! Никакой реакции. Насть, насторожилась я, где Нью-Йорк-то у нас, а? - Да теть Эль, да откуда я знаю? - Да ну хоть из телевизора! - Нет, я телевизор не смотрю, я только в компьютер играю...
Ну, я, конечно, раскудахталась, и в результате бестактного моего на бедную дылду наезда выяснилось, что не знает она ни одной (ни одной!) столицы, почти никаких стран и совсем никаких континентов. Что такое континент, Настя? Ну это как это... суша рядом с водой.
Биомасса, жестко думаю я. Ну, будет рожать... И, кто знает, может, чудо какое родит... Был же случай у нас в селе Панино, когда топором рубленная сорокалетняя доярка Нюра родила неземную красавицу... да, но почка-то одна... и что остается - панель?
Не помню, были у нас в классе такой темноты экземпляры? Могли ли быть? Все-таки, по-моему, нет.

PS Привычно выслушав мои всплески, Настя подарила мне свою игрушку, "лизуна". Это черная мягкая-липкая масса, которую можно рвать и мять, а потом, как ртуть, она сливается воедино.
tutellia: (зеленые бусы)
Опять мне в пути, все туда же, что-то несусветное показали. Закатная жара, тесная маршрутка - старый "мерседес" с еле дышащей вентиляцией - и без того ад, но в Обнинске водитель, скорей доброхот, чем рвач, небывалое и запретное дело, взял стоячих пассажиров. Кому-то досталась стройная дева, а надо мною завис молодой, сальный лицом и тельный детина - да так, что его одежка в клеточку щекочет мне голую руку - та именно близость, за которую мы так ценим общественный транспорт. На ранних поездах, блин. Минуту спустя терпению моему пришел конец. Учитывая, что ехать еще полтора часа. Я нежно попросила молодца встать как-нибудь понейтральней - хоть и тесно, он вполне это мог, - на что получила весь приличествующий случаю набор (не барыня и т.д), обогащенный - о чем, собственно, и речь - неслыханным ранее поворотом: крест, крест бы надела! Сразу бы поняла, что людям помогать нужно! Ну я сразу и поняла, что дохляк, беседовать бесполезно, и смиренно уткнулась в книжку. Но мОлодец вошел в раж. Все пошло в ход: и то, как он устал с работы, и евреи, но главное - что я без креста. Честно сказать, даже где-то занимательно было, куда его занесет. Но когда он зашипел прямо над головой: исскушшаешшь, исскушшаешь, почти май прейшис - и видно, что всерьез заводится - очарование сцены совсем поблекло, а смирение, вообще дефицитная вещь, истощилось. Я воззвала к водителю, упомянув к слову про правила междугородних перевозок. И водитель остановился, и извинился, причем пассажиры, дотоле молчавшие, неожиданно меня поддержали. И проповедник наш вдруг обиделся сразу на всех и вышел. Изрыгая проклятия.
Нет, он был не псих. Он был хам, рядовое явление, но - вернемся в средневековье - с паперти.
tutellia: (Default)
Удивительную сцену имела я случай наблюдать нонче.

Еду в Калугу в маршрутке. Рядом православный батюшка, как с картинки: седая сквозная борода по грудь, ряса, тяжелый золоченый крест на цепи, огромные, костистые, очень белые руки. Позади сидит женщина в голубенькой кружевной шали, что-то воркует ему про хлебушек для птичек.
Почти уже у Калуги остановились заправиться. Батюшка вышел, из машины и поля зрения, а когда пришла пора уезжать, подходит к шоферу и говорит, видимо, продолжая какой-то их разговор: раз так, я с тобой не поеду.
Как хотите, пожал плечами шофер.
Батюшка, батюшка, вскидывается женщина в шали, дозвольте, я с вами останусь!
Вот еще выдумала, сурово ответствовал ей святой отец. Езжай, стерва!

И мы уехали.
tutellia: (кот Эшлей)
В проливной дождь еду в такси. Таксист с непородистым носом бурчит что-то про обложные тучи.
Тьма накрыла ненавидимый прокуратором город, машинально говорю я.
Каким куратором, вдруг интересуется он.
Говорю.
Нет, не читал.
А что читаете?
А я про уголовников люблю, всякий спецназ, лагеря, знаете?
Да? - кошусь я на его проваленный профиль. - А почему? Чем близко?
А тем близко, поучающе говорит он, что правит нами братва, и законы, по которым она живет, неплохо бы знать.
Опа!
tutellia: (оса хатшепсут)
Пришла это я вчера на наш избирательный участок, взять для мамы открепительный талон. В школу поблизости, новую, светлую-уютную и жарко натопленную. Милейшие училки, на вид все вроде знакомые, учебник химии для десятого класса на столе, со всей любезностью выдали мне талон по доверенности, справясь, однако же, по телефону, можно ли, и даже внимательно всю доверенность перечтя - и оказывается, там такое право отдельно предусмотрено, а я-то наивно думала, что раз уж деньги выдают, то талон и подавно, делов-то.
В общем, протягивает она мне наконец эту веселеньких цветов гербовую бумажку (в первый раз вижу) и говорит:
- Вот эту часть оторвете, проголосуете, а эту приберегите - не дай бог, второй тур будет.
- Да почему ж не дай бог-то?
- Ну, сколько можно-то... - и глянула со значением.
- Надоело вам это все тут, да?
- Не то слово! - с чувством вздохнула она.

Перетрудились.

Гражданское общество, блин.
tutellia: (почти шавасана)
Сегодня в густой снегопад бегу по безлюдной Ордынке, все белое, вдруг обгоняет тонкий в черном юный батыр:
- Простите, где тут можно ручку купить?
- Только у метро, - отвечаю.
- Как у метро?! - отчаялся он. - Ну что за город, ручку не купишь!
И не успела я рассмеяться и предложить свою, как он исчез в белизне.
tutellia: (в зеркале)
В турецкой бане - три казашки с интервалом лет в десять, одна вполне пожилая, не в купальниках, а в черном кружевном белье. Оказалось, распространительницы косметики Newways, которая устраивает съезды по обмену опытом (именуемые конвенциями), каждый год на каком-то курорте. Как большие, предались банщикам. Все подряд фотографируют на мобильник. Но когда оделись, сделались настоящие "апы" в цветных носочках и туфельках на школьном каблуке.
tutellia: (бедный ангел)
Вчера позвонила женщина со слезной просьбой взять книги. Сейчас многие просят, избавляются от наследственных библиотек. Всем строго говорим: чтобы в приличном состоянии и изданы не у нас.
Да-да, жарко отвечает она, три коробки американских, три - латиноамериканских, все хорошие и все оттуда!
И, взахлеб: мы столько денег истратили, чтобы их сюда привезти... было нужно, муж книгу хотел писать... дети языки учили... мы все с языками, у меня три, у детей по четыре, у мужа бессчетно... теперь дети выучились, мужу не нужно... всё бросил, и нас бросил, и книги... он теперь в таком доме живет, какие там книги! там книги не нужны... пять лет назад ушел к какой-то... не могу вам передать, к какой... ей от него одно нужно... мне завтра переезжать, представляете... он свою долю в квартире, где сын прописан, продал... ах, что я пережила... по улице ходить боялась... никакому латиноамериканскому сериалу не снилось... я такси возьму, привезу их, а? Книги? Ну не могу я их выкинуть! Вы мне деньги за такси сможете вернуть?

В общем, мы прониклись. Сотрудница до работы заехала к ней на своей машине за этими шестью якобы коробками и вернулась - с полным архивам. Мешки, пачки, пакеты... дворник грузил, несчетно. Говорит, дама истероидная, расторможенная... неудивительно, говорит, что бросил.

И сидит теперь юная практикантка с испанским, разбирает руины благополучной когда-то жизни, среди книг находя вдруг то пачку официальных фотографий, где этого мужа можно вычленить, по частотности появлений, то договор на проведение каких-то консультаций, то карту от стоматолога, то программку посольского концерта с автографом Людмилы Щипахиной...
tutellia: (в зеркале)
На маршруте бассейн-работа отклонилась в Пушкинский на Диора. Последние дни, 24-го закроют. Если кто не видел, спешите. В первую очередь за тем, как неузнаваемо перераспределено привычное выставочное пространство - лестница, Белый зал, галереи. Зеркальные потолки, бархатная чернота, вдруг проницаемая и сквозная, радужных цветов туфельки, ароматы-флаконы, Сарджент-Болдини, голография и Делон в рекламном ролике, и, тут и там, главное: драгоценные цветы-наряды, таким, как я, остро напоминающие детство: Керчь, мама приезжает с Рижского взморья с новыми платьями, одно из которых тонкая малиновая шерсть, в рюмочку, а детали: бант, обшлага, отвороты карманов - выстрочены и на черной бархатной подкладке... где оно, это платье... могло бы сюда, в витринку...
tutellia: (в зеркале)
Вчера в районной поликлинике, забирая дубель, оставила гардеробщице денежку (дубель без вешалки, она его на плечики пристраивала). А та вдруг с достоинством, но без пафоса:
- Нет-нет! Нам зарплату платят!

- Ох, извините! - легко сказала я. - Я думала, у вас, как в театре!

Мы рассмеялась и расстались, смеясь.

Но каково? Не припомню, когда такое было еще.
Нет, у них не как в театре. У них как в музее. Причем не в гардеробе музейном: помню, как рассыпалась в благодарностях старушка в Русском музее, - а в экспозиции.
tutellia: (бедный ангел)
У меня сломался мобильный. Перестал видеть сеть. Решив, что пора менять телефон, с чувством выбрала новый, изготовилась покупать, но зашла подстраховаться к спецам, в Евросеть. Они проверили и выяснилось, что телефон жив, а скисла симка. Ладно, значит, симку менять. Но - в МТС.
Вчера после работы еду на Профсоюзную, на выходе из метро вижу на горизонте белое на красном яйцо, как кстати, думаю, сейчас между делом... Весело, с песней чешу туда, по дороге купив бутылку воды и забежав в обувной глянуть на валенки...

В офисе мальчики с полпинка меняют мне мою пестренькую на красненькую, отдают старую, чтобы я сама перенесла с нее телефоны, я ищу кошелек, чтобы понадежней спрятать... опа! а кошелька-то и нет...

В моем случае кошелек - это кирпич, в котором чего только нет, но самое ценное - три банковские карты. Понятно, что впадаю в ажитацию, начинаю рыться в бездонной сумке и пакете, то и другое висит на локте... Бегу посмотреть, не валяется ли где. Спрашиваю дворников... Юношу, у которого покупала воду... Тетеньку в обувном. Чувствую себя идиоткой. Страдаю, что кто-то чужой роется в моих бумажках... Пытаюсь восстанавить, что когда. Восстанавливается плохо: голова не варит. Пробегаю по местам боевой славы еще раз - понятно, что швах, - иду на йогу.

С йоги выхожу вменяемая. Домой меня везут, бурно обсуждаем событие. Приходим к выводу, что кошелек свиснули в обувном, - сумка была раззявлена. В пути блокируем карты, это легко. Ищу старую симку, на которой самые важные номера... ох, да я ее где меняла, там и забыла...

С грустью гляжу на телефон. Хочу новый.
Нет, ну как интересно жить...
tutellia: (кот Эшлей)
На работе сегодня нашла на столе бандерольку в пластиковом пакете. Внутри - подарочная жестянка под Жостово, а в ней - веточка розмарина, несколько карамелек и небьющаяся елочная игрушка, шарик из шелковых цветов.
На бланке, там, где "для письма": "Наверно, в фамилии ошибка. Простите". Почерк крупный, думаю, старческий. Думаю, женский. Мужчина веточку розмарина не вложит. В моей фамилии да, ошибка, а фамилия отправителя (бесполая, Голик) и инициалы ни о чем мне не говорят. Весь день голову ломаю, кто и за что.

Еще Christmas card от Патрисии, зовет в ноябре в Ворчестер. Наверно, у нее юбилей.

Вечером отправила деньги остатней ташкентской родственнице. Прихожу домой, из банка звонят: вы у нас свой мобильный забыли.
tutellia: (крючок)
У нас рядом стадион "Спартак", в девичестве "Алмаз", на котором проходят третьеразрядные матчи и тренируют юную поросль. И вот как-то в магазине окрестном видела мальчишек лет тринадцати в новенькой красно-белой спартаковской форме. Пришли купить то ли сникерсы, то ли мороженое. Бедные дети, они как дети - не выглядели. Они выглядели, как дикий прайд. Как из зоопарка сбежали (может и правда, махнули через забор, как мы в пионерлагере сбегали в город). Не говорили, а рычали. Не могли найти нужный отдел, будто первый раз в магазине. Ни попросить толком, ни спросить. "Ну, это вот... как это... дайте... блин!" Со смущенными ухмылками, что-то мыча, подпихивая друг друга, шатались от прилавка к прилавку, пока им не помогли.

С одной стороны бедные, явно приютские дети, непривычные к городу, с другой - щенята-шариковы: брось косой взгляд, порвут.

Вспомнила про них, слушая эту полемику насчет "напиться после победы".
tutellia: (бедный ангел)
Умерла сотрудница. Милая. Моего года. Что добавляет. Суета: некролог, фотография, валидол, художник в отпуске, сердце где-то в коленках.
Некролог написал Юра Ф., эстет, зоркий глаз, признанный мастер погребальных речей. Прослезились все. И вот стоят две дамы и толкуют, дескать, как пишет, как пишет... златоуст... я себе тоже такой хочу...
И тут он - видно, услышал, проходя - заглядывает в дверь и говорит:
- Силы мои на исходе. Поторопитесь...

Profile

tutellia: (Default)
tutellia

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
1112131415 1617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 09:04 pm
Powered by Dreamwidth Studios